Перейти на сайт клуба козоводов:  kozovodam.info                              

Мифы, легенды и сказки о козах и козлах

расскажите о своих козочках

Модератор: global moderator

Ответить
Сообщений: 7 Страница 1 из 1

Сообщение
Автор
13-09, 13:45
Бог Тор -
в германо-скандинавской мифологии бог грома, бурь и плодородия.
Бог грома велик и тяжел, и его не может выдержать ни одна лошадь, а поэтому он или ходит пешком,
или ездит по небу в своей окованной железом колеснице, запряженной двумя козлами: Тангиостром и Тангрисниром.
Они быстрее ветра, быстрее даже восьминогого жеребца Одина мчат своего хозяина через моря, леса и горы.

Имена козлов - Тангниостр и Тангриснир ("Скрежещущий Зубами" и "Скрипящий Зубами") намекают на
скрежетание и грохот грозы.
Козлы для Тора являются не только ездовыми животными, но и источником пищи.
Тор съедает козлов на ужин, а утром воскрешает их своим волшебным молотом.
И они вновь целёхоньки и могут бегать. :grin:

На козлах ездят также:

Перун
Донар
Позвизд (Посвист, Похвист)
Перкунас
Пушан
Юлле
Агни
Йоулупукки
Веор, Вингнир, Хлориди

Наверное, это еще не полный список... :roll:

Изображение Изображение Изображение Изображение

Использованы материалы из инета
15-09, 23:06
Спасибо, Людмила Ивановна за поддержку идеи!

Людмила Волкова писал(а):
На козлах ездят также:

Перун
Донар
Позвизд (Посвист, Похвист)
Перкунас
Пушан
Юлле
Агни
Йоулупукки
Веор, Вингнир, Хлориди


Думаю большая часть перечисленных имен один и тот же персонаж верховного божества, но у разных народов. А это говорит о единстве мировозрения различных народов и глубокой древности этого замечательного персонажа - козы (козла).

Но этот же бог по греческой версии (по имени Зевс), будучи еще младенцем был вскормлен козой по имени Амалтея, а впоследствии из случайно сломаного рога Амалтеи он сделал всем известный рог изобилия. Саму же козу вознес на небо (звезда Капелла в создвездии Возничего). Шкура Амалтеи служила щитом-эгидой для борьбы с Титанами. Вот так вот - буквально под эгидой козьей шкуры...
19-12, 19:25
Изображение

В мифологии народов мира встречаются интересные представления об исполнении козой функции духа-защитницы. После посева урожая, чтобы оградить пашни от гибели, обращались к тотему козы, которая подобно духу хлеба (или урожая), способствовала обилию урожая.

Дж.Фрэзер, говоря о древних ритуалах норвежцев и пруссов, отмечал, что «зачастую дух хлеба изображался в образе козы». Это означало, что люди, посеяв урожай, верили, что она взяла урожай под свою опеку. До того, как созревала пшеница, люди заботились об этом животном. Когда ветер гулял над посевами, им казалось, что над ними витает дух козы. Детей предупреждали, чтобы они не топтали всходы на ниве, иначе козий дух их накажет. Согласно старому поверью, пока до последнего зернышка не закончится молотьба пшеницы, дух козы присутствует на поле. Обилие урожая зависело от настроения «священных коз», находящихся на ниве. Если с козой случалось несчастье (волк ли разрывал на части, или накануне созревания пшеницы уносила болезнь) это воспринималось людьми как гибель урожая и они теряли надежду на хороший урожай, полагая, что дух козы обижен и пшеницу охранять некому.
01-11, 00:08
На Украине обнаружено древнее поселение людей в районе села Триполье Киевской области. Находки датируются 5-6 тысячелетием до н. э. и ранее. По названию села стали называть и древнее поселение Трипольским. Жители Триполья были хлеборобами и очень высоко цивилизованными людьми. О том свидетельствуют найденные предметы быта и остатки древних построек. Одним из интересных изображений животных на трипольской посуде и предметах было изображение козы. Черная коза была священным животным, изображение четырех коз по кругу сложенные в виде сварги имело значение круговорота солнца, солнцебег, еще одно название этого изображения - Трипольская сварга.
Изображение
10-05, 15:03
Интересная подборка материала О КОЗАХ из РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА (сказки, поговорки, игры...) "Где коза рогом...":
http://www.perunica.ru/etnos/6254-gde-koza-rogom.html

Нашу жизнь мы создаем сами лишь отчасти. Остальное создают друзья, которых мы выбираем.
01-06, 14:12
Жили-были старик со старухой да их дочка.
Вот дочка пошла пасти коз. Пасла по горам, по долам, по зеленым лугам, вечером пригнала их домой. Старик вышел на крыльцо и спрашивает:
— Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?
Отвечают ему козы:
— Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по горочкам ходили,
Травушку пощипали,
Осинушки поглодали,
Под березкой полежали!
А одна отвечает:
— Я не сыта, я не пьяна,
По горочкам не ходила,
Травушку не щипала,
Осинушки не глодала,
Под березкой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухватила кленовый листочек.
Да как бежала через гребéльку,
Ухватила воды капéльку.
Рассердился старик на дочь и прогнал ее с глаз долой.
На другой день послал пасти старуху. Старуха пасла коз по горам, по долам, по зеленым лугам.
Поздно вечером пригнала их домой.
Вышел старик на крыльцо:
— Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?
Козы ему отвечают:
— Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по горочкам ходили,
Травушку пощипали,
Осинушки поглодали,
Под березкой полежали!
А одна коза — все свое:
— Я не сыта, я не пьяна,
По горочкам не ходила,
Травушку не щипала,
Осинушки не глодала,
Под березкой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухватила кленовый листочек.
Да как бежала через гребéльку,
Ухватила воды капéльку.
Пуще прежнего рассердился старик, прогнал старуху с глаз долой.
На третий день сам пошел пасти коз. Пас по горам, по долам, по зеленым лугам. Пригнал их вечером домой, сам забежал вперед и спрашивает:
— Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?
Козы ему отвечают:
— Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по горочкам ходили,
Травушку пощипали,
Осинушки поглодали,
Под березкой полежали!
А одна коза — все свое:
— Я не сыта, я не пьяна,
По горочкам не ходила,
Травушку не щипала,
Осинушки не глодала,
Под березкой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухватила кленовый листочек.
Да как бежала через гребéльку,
Ухватила воды капéльку.
Старик поймал эту козу, привязал ее и давай бить. Бил, бил, половину бока ободрал и пошел нож точить.
Коза видит — дело плохо, оторвалась и убежала. Бежала, бежала, прибежала в заячью избушку, завалилась на печку и лежит.
Приходит зайчик:
— Кто, кто в мою избушку залез?
А коза ему отвечает:
— Я, коза-дереза,
За три гроша куплена,
Полбока луплено,
Топý, топý ногами,
Заколю тебя рогами,
Ножками затопчу,
Хвостиком замету!
Зайчик испугался и убежал. Идет, горько плачет.
Попадается навстречу ему петух в красных сапожках, в золотых сережках, на плече косу несет:
— Здравствуй, заинька. Чего плачешь?
— Как мне не плакать? Забралась коза в мою избушку, меня выгнала.
— Пойдем, я твоему горю помогу.
Подошли они к избушке, петух постучался:
— Тук-тук, кто в избушке?
А коза ему с печи:
— Я, коза-дереза,
За три гроша куплена,
Полбока луплено,
Топý, топý ногами,
Заколю тебя рогами,
Ножками затопчу,
Хвостиком замету!
А петух как вскочит на порог да как закричит:
— Я иду в сапожках,
В золотых сережках,
Несу косу,
Твою голову снесу
По самые плечи,
Полезай с пéчи!
Коза испугалась да со страху упала с печи и убилась...
А заинька с петушком стали в избушке жить да быть да рыбку ловить.

Изображение
Зааненские козы, метисы зааненско-альпийские, нубийцы
01-05, 22:17
http://www.e-reading.by/chapter.php/147 ... skazy.html
Большой и Малый Караджинац — две соседние деревни. Казалось бы, и тут и там интересы одни, а на самом деле ведь сколько разного! Дело в том, что Малый Караджинац лежал на сербской стороне, а Большой — принадлежал султану. Деревни высоко в горах, и их жители изнурительным трудом старались вырвать у этой гористой пустыни все, что она могла дать. На скалах волновался овес. По горным выступам резво скакали козы.

Когда в Малом Караджинаце продавали коз, их продавали, чтобы уплатить подати своему сербскому королю. В Большом Караджинаце коз продавали на десятину падишаху. В общем одно и то же, только и разницы, что в названии. Православных сажали за недоимки по податям, турок — по десятине.

На храме в Малом Караджинаце желтел покрытый дешевенькой бронзой восьмиконечный крест. И такой же бронзой покрыли полумесяц на мечети в Большом. Бронзу и те, и другие покупали в лавке армянского купца Рекована в недалеком пограничном местечке. Но как гордились и православные, и магометане этой дешевенькой позолотой!

Когда же турки в Большом Караджинаце однажды побелили свою мечеть, православные в Малом тоже выкрасили свою церковь в белый цвет известкой. И как вызывающе она сверкала на сербскую и турецкую стороны своими куполами!

А когда вечером в церкви ударяли во все колокола, муфтий на противоположной стороне пытался с минарета перекричать их звон возгласами, что аллах есть аллах и что аллах велик.

Прокричав положенное, муфтий Исрим спускался вниз, закуривал трубку и отправлялся на беседу с православным попом Богумировым. Встречались они у водопада, отделявшего Оттоманскую империю от Сербского королевства.

Поп Богумиров тоже курил трубочку. Их беседа обычно начиналась с переругивания:

— Ты чего хромаешь, турецкая собака?

— Ну и круги у тебя нынче под глазами, христианская твоя душа проклятущая!

Затем тон становился более спокойным. Аллаха и Вседержителя оттесняли на задний план козы.

Дело в том, что и Исрим, и поп держали коз и любили ими похвастать друг перед другом. В их глазах то были, упаси боже, не просто козы, а козы магометанские и козы христианские, православные.

— Мои козы тучней твоих, муфтий, — торжествовал поп.

— Тучней? Видел ты уже где-нибудь такую красавицу, как моя Мири?! Ну, знаешь, ту… которая вся черная. Вот это красавица, поп! А рога у нее? Как у венгерской коровы.

И это была правда. Козлята, которых она приносила, были один краше другого.

Как утверждал муфтий, глаза у нее прекрасней, чем у Кюлют, дочери старосты. А приходя в совсем неописуемый восторг, Исрим даже говорил о своей любимице, что она — зачарованная гурия из свиты пророка Гавриила.

Вот об этой козе и мечтал поп Богумиров.

Как бы он улучшил с ее помощью свое стадо, которое прыгало сейчас со скалы на скалу, то исчезая за валунами, то вновь появляясь на неуютном сером фоне горных склонов, пощипывая скудную траву и большие заячьи лапки…

Водопад шумел, первые звезды взошли над Балканами.

Наступила минута, когда люди проникаются особой близостью один к другому.

— Послушай, муфтий, — начал поп Богумиров, — твоя коза не такая уж красавица, но мне бы она пригодилась. Моя коза, которую я держал на племя, волею божией сдохла. Господь призвал ее к себе.

Поп перекрестился.

— Аллах велик, — воскликнул муфтий, — но моя коза не продается!

— Послушай, муфтий, — продолжал поп, — твой аллах не такой великий, как православный бог. Творил он где-нибудь чудеса или посылал вам когда чудотворцев? А вот будь на то воля моего господа, я тоже могу превратиться в чудотворца. Ты же так и останешься глупым муфтием, язычником. Повелит отец небесный, и я стану воскрешать мертвых, а ты до самой смерти только и будешь орать с минарета «аллах есть аллах!» и крутиться на месте как овца, когда у нее вертячка!

Муфтий аж поперхнулся.

— Ты — безмозглый гяур, — вскричал он, — наш Магомет, наоборот, не велит воскрешать мертвых! Какой-то странный у вас бог, даже мертвым не дает покоя. Провозгласи торжественно, что не умеешь воскрешать мертвых, и я продам тебе козу.

Задумался поп. С одной стороны, конечно, коза Мири — предмет его вожделений… а с другой, опять же, — брать свои слова обратно перед этим псом, басурманом?

Муфтий спокойно попыхивал своей трубкой. Синеватый дымок вился в тихом воздухе приближающихся сумерек и стлался по скалам. Великая борьба началась в поповской душе. Скотовод бросился в схватку с православием.

— Муфтий Исрим, жалкий, неверующий басурман, — подал, наконец, голос поп, — допускаю, что не умею воскрешать мертвых. Беру свои слова обратно. — Поп перекрестился. — А за сколько же ты отдашь свою козу?

Начался долгий торг. Муфтий заломил за нее две других козы и сто пиастров. Поп давал одну козу и пятьдесят. Наконец он сказал, что пойдет на условия муфтия, но если тот заявит, что его аллах — не аллах.

На сей раз поп довольно попыхивал турецким табаком в своей трубке.

— Аллах — не аллах! — сказал муфтий, ибо сто пиастров — немалые деньги.

Так поп Богумиров откупил у муфтия Исрима его любимицу. На другой день неверующие собаки привели попу козу Мири.

Стоял ясный солнечный день, какими славится осень на Балканах. В такой день, глядя на голубое небо, так и хочется петь.

Горный поток течет сверху от Малого Караджинаца к Большому, чистый и прозрачный, как небосвод, который отражается в нем.

В такой день у человека легко на душе. А особенно легко попу Богумирову…

Он идет и ведет на веревке свою новую козу Мири, гордость своего козьего стада. Он идет с ней от истоков ручья, берущего начало в горном роднике, что бьет из-под земли под вершиной горы Мегадище. И на душе у него легко и весело.

Только что он выкупал ее в роднике, свою козу, которая прежде принадлежала муфтию Исриму. Он столкнул ее в воду и пропел:

— Господи помилуй, господи помилуй!..

Не могла же его коза остаться мусульманкой.

Сообщений: 7 Страница 1 из 1
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |